...Heritage and sins of fathers

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ...Heritage and sins of fathers » Независимая зона » Осколки


Осколки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Гарвель
Место действия: Разные осколки времени и пространства, связанные или нет.
Описание: Осколки памяти Сына Смерти, светлые, тёмные...неважно какие, вопоминания

0

2

Берлин, 22 января 1943 года.
Снег падал крупными хлопьями на ладони человека в чёрном плаще, он стоял около здания терзаемый собственными умоизречениями. Сняв фуражку он стянул волосы в хвост и вернув её на место двинулся вверх по улице, вдоль канала. Поздний вечер начинал передавать свои права ночи, человек глянул на часы – без четверти двенадцать. Он ускорил шаг, засунув руки в карманы. Тем временем на чердаке его голова попала в оптический прицел молодой девушки. Задержав дыхание девушка спустила курок, пуля пошла по наклонной, она не учла скорость ветра и пуля, наматывая на себя мышцы, пробила руку человека в плаще на сквозь.
-Блять. – Прошипел он и рванулся в сторону, выстрела не было слышно, а боль наполняла его наравне с гневом. Ещё две пули легли на уровне головы, последняя сбила фуражку, когда он влетел в переулок и последняя из пущенных пуль выбила крошку из кирпича рядом. Достав из кармана некое подобие сердца(не картинки, живого сердца) он сжал его в руке, тускло засветившись сердце в миг превратилось в пыль, Гарвель выскочил из за угла, пуля попала в грудь, но он лишь набирал ход, вычислив примерное местоположение стрелка. Ещё две пули вошли в плечо и шею, боль накатывала каждый раз сильнее, бешенная регенерация данная камнем жизни вскоре перестанет работать. Влетев в подъезд он тем самым прекратил стрельбу по себе и теперь, достав переделанный Люгер двинулся наверх, выплюнув последнюю пулю, которая угодила в щёку и раскрошила несколько зубов, которые впрочем уже вновь отросли. Продвигаясь как можно тише он решил подстраховаться, достав фиолетого-синий шарик он сжал в его руках, тепло наполнило руку, затем торс и наконец всё тело. Спустя минуту он ворвался на чердак, пуля влетела ему прямо в лоб, вырвав кусок черепной коробки с затылка, являя миру человеческий мозг.  Девушка вышла из укрытия, «закованная» в кожу дамочка с эмблемами «SS» с уникальной винтовкой с глушителем наперевес подошла к трупу и сбросила капюшон своего плаща. Её звали Анна Штутгард, грудастая блондинка типично арийского склада лица, с острыми чертами лица, стревозным взглядом и характером отверженного суккуба. Вот засланная по его грешную душу, одна из гильдии убийц. Перешагнув через тело она не заметила что череп уже сросся, да и кровь не вытекает. Когда в её голову врезался тяжелый ботинок офицера третьего Рейха – девушка охнув полетела по лестнице. Когда она подняла голову её прихватили за волосы и пройдясь её лицом по решетке лестничной периллы приложили о стену она отключилась основательно, потеряв несколько зубов, заработав сломанный нос и лицо на которое уже не будут смотреть офицеры, приговаривая: «Вот она – настоящая арийская женщина!»
Очнулась она на том же чердаке, из одежды на теле осталось нижнее бельё, мужчина придирчиво оглядывал её, уперев свой взгляд в пиктограмму Бафомета со славянскими рунами. Его это удивляло и забавляло. На удивление голова Анны не болела, да и когда она свела глаза на переносице обнаружила что последняя ровная как и прежде, а её носик как всегда вздёрнут.
-По хорошему или по плохому – холодно проговорил старший лейтенант Вилт
-А если по плохому?
-У меня с собой двадцать шесть осколков душ, я не поленюсь и у тебя будет двадцать шесть запасных жизней, я буду тебя пытать так – как не пытают в концлагерях, я изобрету двадцать шесть новых методов пыток что бы скрасить те двадцать шесть часов что будут действовать камни.

Глаза девушки расширились от удивления, он и вправду отпрыск одного из Всадников Апокалипсиса? Бред! Анна давно охотилась за демонами, она знала на что они способны, какими они могут быть живучими…но осколки души? Он ведь так сказал! Это мастерство использует только он, Сын Смерти, она сталкивалась с ним несколько месяцев назад, в Польше, недалеко от концлагеря Штуттхоф. За эти месяцы она узнала о нём многое, теперь он перед ней.
-Ты…ты ведь не старший лейтенант «SS» Каин Вилт, тебя зовут Гарвель, я права?
-В точку Анна. Ты охотница?
-Да.
-Ты надеялась меня убить?
-У меня это почти получилось!!

Раздались тяжелые шаги, с тихим лязгом металла, Анна съёжилась не понимая кто бы это мог быть. Через несколько десятков секунд, за которые Анна могла предположить всё – в проёме показался огнемётчик-исполин Деймос ванн Грог. Она многое слышала про него, но когда он снял шлем и противогаз – замотанное бинтами лицо, без прорезей глаз, чуть ли не натянутая на череп кожа, девушка всхлипнула и попыталась освободиться. Бесполезно.
-Смотрю ты развлекаешься Гарви?
-Я тебе башку снесу если ещё раз меня так назовёшь…
-Ладно, я же шутя брат, я тебе подарок принёс.
-Правда? И какой?
-Я долго искал его душу в аду…

Он сбросил на пол огнемёт и вскоре достал небольшой голубоватый шар, Гарвель распустился, как цветок на который спустя много лет наконец посветило солнце.
-Это то что я думаю брат?
-Да брат, это знания Краузера.
-Ты самый лучший брат на свете…
-С днём рождения братишка.

Здоровяк протянул ему шар, Гарвель принял подарок и упрятав его подальше в пальтообнял брата и похлопал по плечу. Анна вежливо кашлянула и заявила.
-Мне холодно. Пожалуйста…можно мне одеться?
-Что думаешь Цорн?
-Можно я?
-Валяй

Цорн подошел к девушке, взял её за волосы и вздёрнул на свой рост, Анна взвизгнула и тихо зашипела от боли, глубоко вздохнув Цорн обнажил клыки и вот, глаза Анны наполнились ужасом.
-Погоди, камень…
Утром…
У Анны были свободны руки, она забившись в углу взирала на Наследника Войны и Сына Смерти, те лишь хищно улыбались, потирая руки. Они за ночь узнали всё, убив Анну двадцать шесть раз. Её насиловали, над ней издевались, её пожирали заживо, изничтожали болезнями, её сломали. Переглянувшись между собой Гарвель добыл свиток с синими и фиолетовой руной. Он открыл портал и Цорн, подхватив девушку, скрылся в портале, за ним последовал и Гарвель. В Аду они намеревались продолжить издевательство над рабыней, которую позже обратят в низшего демона-прислугу.

+2

3

Ад, неподалёку от Некрополиса, 20 мая 1992 года

-Шнау!! ШНАУ!! Что ты со мной сделала?!!
-По мне так – тебе так больше идёт.
Перед демонессой стояла девушка в мужской одежде, которая той не подходила не по росту не по размеру. Кожаная одежда висела на ней как на пугале, единственное что было хорошо – плащ был одет на голый торс и посему он прикрывал обнаженную грудь.
-Я теперь что…баба?!!
-Почти, ты девушка, не знавшая мужчины. Ирония судьбы Гарвель…хотя тебя теперь то и Гарвелем не назовёшь, скорее…Валери. Да! Точно! Валери! Ха-ха-ха…!
Новоиспечённая Валери подхват
ила камень с пола и запустила его в Шнау. Камень попал в лицо залившейся смехом демонессе, отчего та рухнула с валуна и матерясь выплюнула два зуба.
-Сука…Я верну себе своё тело – а ты, мрачная шлюха, получишь по заслугам!
-Ну да, куда там! – шипя и свистя через новые дырки во рту проговорила демонесса, затем она расправила крылья и улетела.
Оставшись в таком состоянии он решил взглянуть на своё новое тело, но для начала надо было решить проблему штанов, несмотря на то что у Гарвеля и так был небольшой размер брюк – последние на «Валери» висели и спадали. Затянув ремень на последнюю дырку он…вернее она решила проблему, размер ноги тоже стал меньше, ботинки начали натирать спустя пол километра пути и тогда Валери уже обильно выплёскивала ярость шипением и пинанием камней. До Некрополиса было топать ещё порядка километра, портал использовать было жалко, да и надо было привыкнуть к телу.  Шнау испытывала новое зелье и добавила не тот компонент, по идее зелье имело чисто косметическое действие, вроде там убирает морщины и всё такое, испытывала она его на Гарвеле, на ком же ещё? Шнау была хорошей подругой Сына Смерти, но в итоге что получилось?! Теперь он не сын смерти, а её дочь!! От этой мысли всё естество демона клокотало внутри, мечтая выплеснуться на голову смертных, новыми болезнями и прочим. Подвернув ногу Валери рухнула на коленки…справиться с телом в обуви сорок пятого не представлялось ей возможным, потому что обувь была минимум на шесть размеров больше её ноги. Рядом с ней была лужа, она подошла к ней и оглядела своё лицо. Острые черты лица, пухленькие «сладкие» губки, вздёрнутый носит, большие глаза, прямые чёрные волосы… «чёрт, я бы трахнул сам себя…Шнау, сука, я ей устрою головомойку…»
Врата Некрополиса были открыты, охраняли их твари из персонального вивисектория Гарвеля – у них были зашиты глаза, вместо кистей рук торчали бритвенно острые лезвия, вставленные прямо в обрубки рук, массивного телосложения с поджарыми телами, изъеденными вирусами. Рядом с двумя стражами находились четверо вурдалаков, каждый из них чуял хозяина, но видели они девушку, чем то смахивающую на Гарвеля.
-Вы к кому…? – изрёк Лицемер, хрустнув шеей.
-Отвали с дороги, Лицемер, я тебя создал.
-Хозяин?!
-Да. Пропустите.

Стражи разошлись, двигаясь по мрачному Некрополису в голову Валери начали забредать странные мысли, по украшиванию крепости смерти, так же она ощутила что начинает заводиться при виде тренирующихся берсеркеров, оголённых по пояс. Стальные связки мышц на их бледных телах, острые лица с отметинами смерти на лбах, длинные пепельные волосы, высокие, широкоплечие… «О чём я думаю чёрт возьми?!! Я Сын Смерти, а не её дочь-потаскуха!...» Дойдя наконец до своих покоев Валери сбросила плащ в сторону, поразмыслив быстро избавилась от одежды вообще и дойдя до кровати рухнула на неё лицом вниз. Волосы скрыли лицо, руки и ноги раскинуты в разные стороны и вот тут, почти полностью расслабившись на кровати Валери попыталась уснуть. Чёрта с два. На ногах и руках замкнулись цепи из армированной демонической стали, оказалось что девушку во сне развернули лицом вверх и попросту сковали, как обычно делал сам Гарвель, по рукам и ногам, тем самым ломая в девушках волю ко всему. Над ним стоял его первый помощник Регул. На мертвеца он так же не был похож как и Гарвель, скорее подтянутый мужчина в самом рассвете сил, с мечом за спиной и в тяжелом доспехе. Он с улыбкой оглядывал девушку, распахнув глаза Валери натянула цепи, раздался треск кровати, улыбка начала сползать с лица Регула.
-Только дотронься до ме…
Прямой удар последовал прямо в лоб, утяжелённый перчаткой и силой демона – такой удар просто напросто вырубил Валери, Гарвеля он бы не вырубил, тот бы лишь взбесился и обязательно вырвался бы из проклятой кровати… Когда он очнулся – внизу всё саднило и болело, плохая мысль закралась в голову, но при ближайшем рассмотрении белья кровати всё стало ясно. Где то два часа назад демонесса Шнау, известная алхимистка случайно обратила Гарвеля женщиной и теперь, оказавшись в замке, в своих покоях его, Гарвеля с изменённым телом,  попросту поимели. Ну и где мать вашу справедливость?! Поднявшись он…нет, всё же она, сейчас Гарвель ощущал себя именно женщиной, разгневанной сукой, которую поимели против её воли, так вот, открыв сундук он нашел там шмотки Шнау, которые она забыла у него, после одной встречи. По сути дела что у Гарвеля, что у Шнау вкусы на одежду были одни: Чёрное, кожаное, прочное, удобное. Оказавшись в её штанах и жилете, а так же ботинках, он снова почувствовал себя более-менее в своей тарелке. Вытянув руку послышался свист и в руку идеально лёг Жнец. Крутанув меч на манер мельницы он приложил его к спине – вокруг клинка сразу образовались ножны, которые закрепились на спине девушки с виду, но Сыном Смерти внутри.
-Найду – убью…
Искать не пришлось долго, Регул стоял у казарм, Гарвель издал почти свой утробный вой и одним длинным прыжком приземлился на Регула. Когда Регул первый раз получил от изнасилванной в челюсть – сомнения что это Гарвель как то отпали. Валери встала и выхватив клинок чуть было уже не пронзила Регула, вмешалась Шнау, невесть откуда появившаяся, впрочем как всегда.
-Гарвель! Стой! Я придумала антидот!
-Проверила?!!
-На чертях.
-Давай.

Бросив банку зелья существо распахнуло её и выдуло без сомнения содержимое. Зарычав он рухнул на одно колено воткнув меч в камни площади, собрались посмотреть почти все, как симпотичная девушка превращается обратно в Гарвеля. Лопнули брюки, затем жилет и в конце ботинки, когда лопались ботинки Гарвель еле слышно выругался. Освободившись от разорванной одежды и прикрывшись широким лезвием клинка он взглянул на Шнау, та парила с нескольких метрах над землёй. Прихватив её свободной рукой за волосы он потащил её в замок, тихо шипя.
-За всё то что со мной случилось…ты…ты будешь моим рабом в течении месяца.
Спустя месяц Шнау осталась в Некрополисе, проводя всё своё время в гареме, Гарвель простил Регула и впредь велел ему выслушивать если что то подобное ещё раз явится в замок.

Отредактировано Гарвель (2009-11-09 18:09:22)

+1

4

Ад, Некрополис, 1999 год, 31 октября – 1 ноября

-Гарвель! Ты что, не умеешь писать и читать на русском?!
-Ну…да, на немецком могу, английском, китайском и японском, ещё французском, а в России не был никогда, не приходилось.
-Сгоняй! Там клёво! Русские народ безбашенный вообще! Они такие темы мутят что ого-го!
-Шнау, бля…
-Не, ну я конечно не святая…
-Да не об этом я чтоб тебя! Ты то сама там была?!
-А то! Каждые десять лет туда прихожу!
-Тфу…ладно, если туда идти – то только вместе!

Демонесса закинула ногу на ногу и раскурила свою тонкую костяную трубку. Поразмыслив она пришла к забавному выводу что бы Гарвель получше выучил русский язык – дать ему зелье омоложения и отправить учиться в девятый класс. Высказав свои мысли выражение лица Гарвеля изменилось наверное трижды, а затем он вообще начал крыть матом всё что знал, но…в итоге он согласился. Они сели продумывать легенду, документы – не проблема, в аду всё что хочешь сделают, а вот грамотная легенда – уже другое. Вообщем надумали они вот что: Гарвеля теперь зовут Алексей Иванович Громов. Сирота. Поскольку рождён был за рубежом и обучался там ещё при живых родителях, которые были русскими, получил он и имя соответствуещее, далее была автокатострофа, он с сестрой, которой оказалась Шнау, которую звали Марина Ивановна Громова, остались сиротками. Только сестра старшая, совершеннолетняя, она является опекуном Лёхи и…вообщем Шнау сотворила зелье и дала его Гарвелю. Знаете, получился аристократический длинноволосый подросток и сказать по правде Шнау решила согрешить с Гарвелем перед «вылетом» на землю, подростки её в принципе больше заводили. Они пришли к демону по имени Карл, он всегда использовал такое человеческое имя, вообщем он и сделал липовые документы, квартирка у Шнау в Москве была, всё схвачено одним словом, а Гарвель всё ругался, ему не нравилось было быть ребёнком, он не любил детей в принципе, а подростков так вообще…если только не девочек…о да, Гарвель был жутким извращенцем, не смотря на статус Сына Смерти его жизнь в аду можно было посчитать как Сын Инкуба и Суккуба. Потому что нравился он большинству демонов и демонесс, но имея строгую гетеросексуальность получали своё только лица женского пола, и то далеко не все…

Москва, 5 ноября 1999 года.

Ну так вот. Когда они оказались в Москве в квартире Шнау – Гарвель первым делом закурил, на что демонесса, а ныне его сестра так сказать, отобрала сигареты и влепила Гарвелю хорошенькую такую, да звонкую оплетуху. Поскольку он сейчас был ростом где то всего метр семьдесят и весу в нём было килограмм на шестьдесят пять – семьдесят то он попросту осел в кресле и оскалив зубы налетел на Шнау, покрывая друг друга матом они долго катались по полу, кусались, били друг друга и царапались. В итоге, часа эдак через два, вместе с демонами вышли покурить и соседи, отлюбили в тот раз они друг друга славно.
-Вообщем слушай, Лёха…
-Я же Алексей вроде?
-Тфу блин…Розалия полное, Роза сокращённое, так же и с твоим именем.
-А, догнал.
-Так вот, Лёша, большинство русских парней – грубы и невоспитанны, посему драться можно, но учти, у русских так заведено – слабый физически может растоптать словами сильного. Усёк?
-А то.

Рассказав ещё немного о молодёжи Москвы и о последних тенденциях моды Гарвель, теперь вернее Алексей или просто Лёха, предпочёл всем модам свои вкусы. Но когда Шнау увидела подростка в коже и невольно закусив губу она попросила переодеться, мол, могут снять это с него, Гарвель был сильно удивлён. Когда одела его Шнау – смотрелось интересно. И агрессивно как любил Гарвель, так же практично и немного мрачновато: Чёрные узкие джинсы, чёрные ботинки на высокой шнуровке, чёрная водолазка и чёрная «ватная» жилетка, так же серая сумка через плечо, для учебников, тетрадок и прочего.
6 ноября, Гимназия Номер 201 имени «Зои и Александра Космодемьянских»
(если администрация не против буду вести повествование от первого лица)
Под ботинками хрустел снег, на улице была небольшая метель, минус пятнадцать примерно, я вышел из подъезда дома и засунув руки в карманы побрёл к остановке, Марина вручила мне мобильник, плеер, кошелёк с деньгами на мелкие расходы и проездным на все виды транспорта, одев наушники я включил музыку и продолжил движение, обрабатывая речь русской музыки, точнее сказать русского панк рока. Ступая по тротуару я смотрел как одеты люди, как светятся их глаза…Было интересно смотреть на них, сказать по правде отличался от парней я только одним – длиной волос. Так впрочем я подходил под планку «серой массы», основной стиль одежды москвичей это «ватники» разного фасона, в основном у девушек полу пальто, у парней короткие куртки или же вовсе жилеты, на подобии моего. Некоторые носили сапоги, но всё больше кроссовки в зимнем варианте, всё в тёмных или нейтральных тонах. На остановке люди покосились на меня, оценивая, кто же я такой? Рядом стояли две девчонки, они что то обсуждали до моего прихода, но когда я остановился и таки закурил, дожидаясь трамвай, они начали перешептываться и хихикать, разглядывая меня. Хотелось развернуться, скорчить рожу и повернуться обратно, но по привычке я сдерживал это в себе, внешне оставаясь холодным и непроницаемым, как заледеневшая кромка пруда. Наконец на горизонте, в метель было плохо видно, проявились огни трамвая. Я докурил и выбросил окурок чётко в контейнер, по сути это была простая картонная коробка у остановки с мусором, в основном пустыми бутылками, окурками и семечками. В трамвае меня ожидала давка, а что поделать? Можно конечно было заставить Марину отвести меня на своей машине, но она сказала что не стоит когда я предложил ей эту идею. «Имя тебе – патриот! Кто не помнит корней не поймёт!» Прокричал солист русской группы Ария в наушниках, люди нервно косились на меня, в металлисты записали, оправдывал я их волнения мысленно. Вот и остановка, я выпрыгнул из трамвая и глубоко вдохнул – морозный воздух обжег нос и я невольно улыбнулся. Я любил зиму, за этот снег, за холод, за красоту контраста…За то что её не было в аду и на земле я старался приходить либо осенью либо зимой, для меня это был настоящий праздник. В наушниках начал играть «Wolf Hoffman», его произведения я уважал и двигаться под них было приятнее, чем под ту же Арию. С Вокалистом у них было что то не так, потому что в одних песнях, например «1100» или «Улица Роз» был один вокалист, а в том же «Крещении Огнём» или «Патриоте» вокал был совершенно другой, знающий человек, вроде меня, конечно же всё слышит. Я двинулся к школе, а что мне собственно говоря ещё оставалось? Во-во. Школьники спешили к учебному заведению, я шел гордо подняв голову, во рту торчала на половину скуренная сигарета, руки в карманах, ну в общем как надо. Вот тут и началось. Около школы старшеклассники, вернее его одноклассники и старшие классы, также подростки из экстерната весело так обкидывались снежками, я планировал молча пройти мимо, постараться не показывать «что» я такое и с чем меня едят в первые минуты. Не вышло. В спину прилетел снежок, а проглотить это – проявить слабость, проявил слабость – значит можно опускать, опущенные – клеймо. Нет, так дело не клеилось, развернувшись я снял наушники и оглядев троих бугаёв, нет, конечно же я в своём нормальном теле, превосходил каждого из них на две головы роста, но в виде Алексея я был существенно меньше, что в плечах, что по росту. Тем не менее, смерив их всех холодным взглядом я склонил голову на бок и тихо начал разговор.
-Какой класс?
-Ты мне кто что бы я перед тобой отчитывался?
-Возможно одноклассник, если мои догадки подтвердятся – то я смогу повеселиться в этой дыре, устроив вам райскую жизнь.

Спортсмены замерли, переглянулись и судя по всему главный поднялся ко мне, на парапет лестницы. Он протянул мне руку, я пожал её и тут он попытался ударить меня в лицо, удар то хлёсткий, да вот голова моя оказалась быстрее. Увернувшись от удара здоровяк нахватил коленом в детородный орган, затем вторым коленом в нос и скатившись с лестницы остался там лежать. Хмыкнув я оглядел двоих его сверстников и с улыбкой произнёс
-Девятый «Вэ»?
-Ага ответили оба в унисон
-Шикарно. Увидимся в классе.
Надо сказать спасибо Шнау, она помнится в аду мне прожужжала все уши Россией и русским языком. Я его неплохо знал, а теперь оттачивал навыки разговорной речи. Зайдя в школу я подошел к расписанию и с трудом разбирая преподавательский почерк узрел на сегодня алгебру в количестве двух уроков, русский язык и литературу, а потом команду «Домой». Поднявшись на третий этаж я мысленно уже захотел пустить в школу бубонную чуму, проклятые дети…их было слишком много и все куда то бежали, орали, смеялись и плакали. Хотелось взять огнемёт и поджечь тут всё что бы слушать их агонию, муки и прочее звучащее наподобии гитары в руках Вольфа Хоффлинга. Зайдя в класс на меня уставились порядка двадцати лиц. Оглядев ассортимент мест в классе я занял место за первой партой и выложив тетрадь и прочую канцелярию собрался было уже углубиться в музыку, но в класс ввалился тот самый здоровяк с распухшим носом и своей свитой. Мне хватило одного взгляда что бы выпроводить его за дверь до звонка. Углубившись в прочтение русской литературы, в частности это был сборник посвящённый Блоку, я начал слушать музыку и читать. Вот послушайте, как красиво звучит:
«Ночь, улица, фонарь, аптека.
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века,
Всё будет так. Исхода нет.
Умрёшь, начнёшь опять сначала,
И повторится всё как в старь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.»

Ну разве не чудо? Я вот считаю именно так, а живу я долго, так что будьте уверенны, я знаю о чём он писал. Помимо благовенного трепета души меня ещё терзало странное ощущение что за моей спиной что то говорят, причём не как обычно, какую нибудь херню, а именно что то хорошее. Я пригляделся в отражение стекла и заметил парочку девочек, довольно миловидной внешности, ясными формами в свои шестнадцать или сколько там? Вообщем – симпотяги. Таких только нежностью, цветами и конфетами брать, сразу решил я. Хотя зачем? Шнау потом пилить будет после каждого раза, напоминая о малолетках которых я совратил. Ещё чего. А ведь эта сука бессмертная, ровно как и я, а отделаться от неё можно только прикончив, на что я пойти не мог. Да, да. Мы демоны – тоже с моралью и высокими чувствами, а вы думали мы целыми днями на пролёт строим коварные планы и плодимся, раза в три быстрее чем китайцы? Хах, ну да. Пришла учительница, не молодая жензина со строгим взглядом, который(взгляд) окинув весь класс упёрся в меня. Я снял наушники и захлопнул книжку. Интересно было послушать её.
-Тихо!...Кажется у нас новенький – произнесла она это с неким сочувствием – Чтож, встань, представься, расскажи немного о себе.
Я покорно встал и выйдя к доске откинул волосы за спину, окинув класс холодным взглядом, наверное даже ледяным, потому что глядя как в стулья вжались некоторые мне стало интересно и я невольно улыбнулся краем губ.
-Меня зовут Алексей Громов. Я из Берлина. Родители русские, собственно говоря я и получил такое имя, фамилию, а так же чудный язык. Я сирота. Мой опекун – старая сестра Марина. Мне шестнадцать лет. Люблю русскую литературу, музыку и…эм…хоккей.
Сказать по правде я хотел было зарекнуться в последнем пункте что люблю девушек, но по виду мне не позволял ни возраст, да впрочем этого и достаточно. Класс удивлённо смотрел на меня, с какой лёгкостью я изрекаю мысли о родителях. Учительница тоже была слегка в шоке.
-Ох…Садись Лёш, садись…меня зовут Ромашкова Галина Фёдоровна.
Когда я приземлился на стул и прохрустев шеей приступил к записи предмета – я чувствовал как большая часть класса прожигает мне спину, мучаясь вопросами, но не решаясь их задать на уроке. Урок прошел довольно скучно, в уравнениях и выйдя на перемену я поспешил поскорее смыться на улицу, что бы покурить. Охрана упорно не хотела выпускать, но когда я с пареньком моего телосложения по имени Денис взялся за большую корзину мусора – нас выпустили.
-Как звать?
-Лёха. А тебя?
-Ден. Ну как, никто ещё не избил?
-Всмысле?
-Ну «вэшки» как бы считаются прибитыми наглухо, что парни, что девчонки. Я с одной спал – она мне всю спину в мясо превратила.
-Хм…ну бывает и похуже, в первой что ли? Погнали.
-Ага.

Побросав окурки в сугроб я подхватил здоровенное пластиковое ведро и мы оказались в школе. Дальше мне нет смысла рассказывать о дне. Он прошел вполне скушно, а после уроков меня ждала мужская половина девятого «В». Они отвели меня за школу и принялись расспрашивать, например кто я пожизни. Получив пару колких ответов и напасов в челюсть – парни меня зауважали, приняв за своего. Ну правильно, как я узнал от Шнау позже я попал в коррекционный класс, несколько парней там были с сидевшими, несколько множество с условками. Дома свою «сестру» я застукал в момент когда её жестко брали сзади, закрыл дверь я тихо и решил понаблюдать. Нашла она себе впрочем некое подобие меня, только челюсть массивная, да щетина у него трёхдневная. Парень ритмично двигался, входя в демонессу до упору, последняя громко стонала, просила ещё и что бы кончил паренёк в неё. Стандартный набор, Шнау мне наскучила как половой партнёр, да и впрочем гарем тоже, надо бы его по прибытию в Некрополис расформировать. Вот парень выгнулся в финальном толчке и кончил в девушку, последняя выгнулась, принимая горячее семя и расплылась в блаженной улыбке. Шнау была не просто демонессой, которую почему то не записали в суккубы. Она была наставницей суккубов северной части ада. Теперь, имея семя паренька в себе, которое он добровольно отдал ей, она могла превратить его в своего раба. Что она и сделала. Паренёк с каменным лицом куда то зашагал, когда Шнау бросилась к ванной я вышел из тени и хорошенько шлёпнул ту по заднице. Демонесса взвизгнула, поскользнулась и с треском обрушилась на пол. Выслушав всё что она обо мне думает я зашел в комнату, снял часть одежды и сел за уроки. Выполнив всё что надо я рухнул на кровать и быстро уснул. Завтра был сложный день. Начнётся более подробное знакомство с местными авторитетами, их девушками, показушным насмехательством над опущенными и прочее.

…продолжение следует

+2


Вы здесь » ...Heritage and sins of fathers » Независимая зона » Осколки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC