...Heritage and sins of fathers

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ...Heritage and sins of fathers » Седьмой круг ада » Плато кровавой лавы


Плато кровавой лавы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Первое что почувствовал Абдурахман аль-Салих, это был запах серы, копоти и крови. Открыв глаза, он осмотрелся… Он лежал на потрескавшейся каменистой равнине, от которой исходил нестерпимый жар. По кроваво-алому небу на огромной скорости неслись тяжёлые чёрные тучи. Перед ним стояла фигура в чёрном тяжёлом балахоне. Из под капюшона струился чёрный дым. Салих попытался подняться с раскалённой земли.
- Лежи, нечестивый, - раздался из глубин чёрного капюшона низкий зловещий голос с хрипотцой.
- Где я, и кто, чёрт возьми, ты? И как смеешь так дерзко разговаривать с шейхом?! – Салих оперся ладонями об землю и попытался встать. Но повелительный жест фигуры заставил его застыть в сидячем положении, с прижатыми ладонями к земле. Фигура недобро захохотала, и Салих почувствовал ладонями, как земля под ним стала раскаляться. Он бросил взгляд вниз и с ужасом обнаружил, что сидит на расплавленной лаве. Волосы на его руках вспыхнули,  он почувствовал нестерпимую боль и запах горелого мяса. Он опять попытался вскочить, но неведомая сила прижимала его всё так же к земле. Салих с мольбой о спасении посмотрел на фигуру в балахоне. Та злобно сверкнула красными безжизненными глазами, осветившими треугольный провал на месте носа и зловещий оскал мёртвой улыбки. Он понял, кто перед ним, и  волосы на его голове зашевелились от ужаса.
- Да, ты догадливый, - засмеялась Муэрте и у неё в руках появилась огромная коса, лезвие которой засверкало в блеснувшей над её головой молнией. - А что бы тебе было понятней, где ты находишься…
Смерть вскинула в сторону шейха свою костлявую руку на глазах обрастающую гниющим мясом и тут же покрывающуюся серой дряблой кожей. Капюшон слетел с головы Муэрте и Салих увидел череп с седыми длинными волосами, охваченный золотым обручем с чёрным огромным опалом в центре, длинной спутанной бородой и клыкастым зловещим оскалом. На Салиха смотрели полные презрения мёртвые глаза, полыхающие синим пламенем.
Всё это произошло в одно мгновение, дальше Салих почувствовал, как его всё тело охватило адское синее пламя.
- «И всякий раз, когда их кожа обгорит, её заменим Мы другою кожей, что бы дать вкусить им наказание сполна», -ласково и вкрадчиво процитировала Муэрте. – Теперь ты понял – ГДЕ ты?! Или нужны ещё разъяснения?
- Всё… Всё я понял, - почти кричал горящий шейх, от нестерпимой адской боли. – Пощади!!! Может, мы можем договориться?
- Люблю деловых людей, - ласково проворковала стоящая перед ним зеленоглазая красотка, стройное тело которой было прикрыто только чёрным распахнутым балахоном, а обнажённые аппетитные груди поддерживал корсет-кольчуга из человеческих костей. Она опиралась на двуручный меч, на клинке которого ближе к острию было прикреплено лезвие в форме полумесяца.
Смерть щёлкнула пальцами, и адское пламя, обхватившее Салиха, исчезло. Его тело вновь покрылось кожей. Но на нём теперь не было ни единого волоска. Он теперь сидел на земле, пропитанной кровью, полностью обнажённый. Смерть, отпустив меч, который остался висеть в воздухе, шагнула к Салиху и указательным пальцем правой руки поманила его к себе. Тело шейха поднялось над землёй и, приняв вертикальное положение, приблизилось к Муэрте. Та осмотрела его томным взглядом, проведя своим длинным острым ноготком по его телу сверху вниз, оставляя кровавый след и, приблизив свои чёрные губы к его лицу, страстно задышала. В нос Салиха ударил гниющий запах смерти. Он поморщился. Муэрте заметила его гримасу отвращения и криво усмехнулась: - Тебе не нравится мой запах? А как тебе это? – и она впилась поцелуем в его губы.
Такого страстного поцелуя, перемешенного с мертвецким страхом, Салих не испытывал никогда за свою жизнь. А потом в его рот проник горячий острый язык девушки и в одно мгновение пронзил его тело до самого низа, и так же резко вышел обратно. Муэрте легко оттолкнула его и, скинув с себя балахон, упавший на висящий позади неё меч, сделала шаг назад, уселась на массивный трон из обсидиана.
Салих не мог ни вздохнуть, ни выдохнуть после такого смертельного поцелуя. Его тело согнуло пополам, а когда он всё же смог выдохнуть из себя воздух с громким хрипом и разогнулся, то увидел сидящую на троне девушку в черном шёлковом облегающем платье, поигрывающую пальчиками своими длинными, черными, как смоль локонами, спадающими на алебастрово-бледные точёные плечи.
На Салиха взглянули чёрные, заполненные мраком глаза, из которых медленно сочилась по бледным щекам кровь. Она была чертовски и смертельно красива, и Салих почувствовал в своём теле могучую силу демона, который мог свернуть горы, он был готов ради своей повелительницы на всё.
- Не слишком распаляйся, -  презрительно усмехнулась сидящая на троне красотка, - не такой уж ты и могучий, как хочется тебе казаться, но кое-что ты умеешь. Со временем поймёшь сам, что именно. А сейчас слушай меня внимательно.
Она величественно поднялась с черного трона и простерла свою длань, перстом указывая на окаменевшего Салиха. Голос её был страшен и подобен рокочущему грому.
-Ты посмел без МОЕГО  повеления там, на земле, дарить МОЮ благосклонность?! Ты, червь?! Ты посмел взять на себя МОЮ миссию?! Вы, людишки, слишком много стали брать на себя последнее время! Вообразили себя всемогущими?! Только Я могу забирать жизни! Только Я могу освобождать от Боли и Мучений! Только Я могу дарить такую милость, как Забвение! Это Я, и только Я отвожу ваши души в Ад или препровождаю в Рай! И наказание моё для провинившихся будет неминуемо!
Фигура, возвышающаяся над Салихом, стала огромна и заслоняла собой почти всё небо. За её спиной черноту Ада беззвучно рассекали разряды молний. Всё умолкало, когда гневалась Сама Смерть.
А сейчас она была в ярости. И мужчина это обреченно понял.
Рыжеволосая красавица в изумрудном платье и алой мантии холодно усмехнулась зелеными омутами огромных глаз, заметив его благоговейный ужас, и вновь опустилась на свой каменный трон.
Теперь её голос был спокоен, даже немного ленив. Она говорила медленно, растягивая гласные, будто рассуждала сама с собой, ни на секунду не сомневаясь, что каждое её слово будет услышано и воля  безукоризненно выполнена. Женщина милостиво отвела глаза от онемевшего Салиха, будто не желая раньше времени сжечь его пламенем своего взора.
-Я хочу, что бы ты отправился на землю. Я тебя буду периодически навещать, и следить за тем, как ты выполняешь свою работу.  А для того, что бы ты не забывал, кто твой ХОЗЯИН, - Смерть резко встала с трона и, переместившись, к стоящему перед ней Салиху, воткнула свой палец ему в лоб, как раз туда, куда вошла пуля из нагана Моррисона. Он почувствовал, как её палец протолкнул вглубь его мозга сидящую у него в голове пулю и затем ощутил ужасную головную боль, от которой его опять скрутило, и он упал на колени перед своей повелительницей.
Медленно вытянув из пулевого отверстия свой пальчик, Смерть страстно облизала алым язычком оставшиеся на нём ошмётки мозга шейха: - И такая боль, тебя будет преследовать два раза в день, и напоминать о том, ЧТО ты есть на самом деле. А, глядя в зеркало, ты будешь видеть дырку от пули в своей дурной башке. И запомни - ты не бессмертен. Умрёшь во второй раз, окажешься в котле с кипящим маслом. А теперь ступай на землю. Для начала у нас интересы совпадают. Тебе нужен Моррисон, а мне нужна Нина Роял и её дочка. Петти ты найдёшь в Фортуне, а уж Стив с Ниной на неё сами выйдут. Ступай, - Смерть указала Салиху на открывшийся портал.
Тот удивлённо посмотрел на неё, потом на своё голое тело: - Но моя госпожа, как можно в таком виде?..
- Не переживай, - отмахнулась Смерть. – Перешагнёшь портал, всё изменится. А теперь убирайся, у меня дела.
Салих шагнул в портал, а костлявая фигура в сером балахоне, усеянном человеческими черепами, усмехнулась клыкастой улыбкой и проговорила вслед :« С твоей помощью я заставлю действовать отпрысков Спарды… или же острова Фортуна не будет вообще…»
Медленно, будто рябь прошла по изображению,Муэрте сменила облик на молодую женщину с грустными глазами и светлыми длинными волосами.
Ещё мгновение и фигура исчезла.

пост написан совместно с Салихом

+1

2

С сознанием приходила и боль…
В начале была тьма. Потом он почувствовал, что его руки, и ноги вывернуты по спирали и натянуты с такой силой, что малейшее его движение приводила к нестерпимой боли хрусту во всех суставах. Постепенно мир вокруг стал проявляться в кровавых мрачных тонах. И он обнаружил себя растянутым цепями в огромном чугунном котле. В бесконечном мраке над головой сверкали жёлтые молнии. Их громкий треск отдавался в его и без того раскалывающейся по швам голове. Он чувствовал как пуля сидящая в его мозгу, не спеша, двигалась там по кругу, причиняя ему нестерпимую боль. Каждый раз, дёргаясь от очередного взрыва этой боли, его суставы трещали, доводя его до дикого крика. Салих поднял взгляд и увидел над кромкой котла фигуру в чёрном балахоне и с косой в левой руке, сидящую на троне из человеческих костей. Во вспышках молний, Салих видел презрительно смотрящее на него безжизненное лицо Смерти.
Взмах косы и остриё воткнулось точно в макушку головы Салиха. Он попытался взвыть от боли, но его губы слились, и он только и смог что излить из себя слабый стон. Смерть дико засмеялась и стала притягивать к себе нанизанного на косу шейха, суставы его конечностей затрещали, готовые вот-вот выскочить со своих мест, но ОНА не обращала на это внимание, шипя от ярости: - Тыыы! Презрееенный! Помнишшшь, я обещщщала тебе котёл с кипящщщим маслом? Я свои обещщщания не забываааю. Тыыы, глупееец…. Ты не сссмог сссправится с одним человееечком. И мало того, ты побрееезговал моееей помощщщью…
Салих попытался оправдаться, но сросшиеся губы ему этого не позволили. Голова Смерти на длинной костлявой шее метнулась к нему и, зависнув над его лицом, тихо прошептала, дыша ему в нос гнилью: - Мерзкий слизень. Твои оправдания тебе не помогут. Ты не смог тихо похитить девчонку, ты не смог скрыться от погони, ты игнорировал МОЮ помощь, ты прошляпил девчонку и свою никчёмную и так жизнь. Ты заработал своё наказание.
Смерть выдернула острое лезвие из головы Салиха. Тело Салиха метнулось обратно в котёл и, ударившись о чугунную стенку вернулось обратно в своё первоначальное растянутое состояние. Посмотрев своим безжизненным, затуманенным мраком взглядом на своего провинившегося слугу, Смерть дико захохотала и лёгким пассом своей костлявой руки заполнила котёл кипящим маслом. Салих стал метаться из стороны в сторону, пытаясь освободиться от цепей и вырваться из этого адова котла, но только больше выкручивал себе суставы и добавлял ещё больше боли своему замученному телу и без того уже покрывшегося огромными и лопающимися волдырями.
Желтоглазая раскосая девчушка в длинном чёрном кимоно сладко зевнула и, махнув своими
длинными и черными, как смоль волосами, проговорила: - Устала я что-то сегодня. И Смерти нужен отдых. Ну, ты тут покипи немного. А я подумаю на досуге, что мне с тобой делать...
И отправив Салиху воздушный поцелуй, девочка растворилась в кровавом мраке.
"…как же я не люблю этот показушный маскарад, но без него никак - иначе не понимают…"

+1

3

-Тепло ли тебе, мОлодец? Тепло ли тебе, красный?- в тоне улыбающейся девушки в высоком кокошнике  сквозило веселое любопытство.
Она, смущенно опустив глаза, в задумчивости играла кончиком своей толстой русой косы, перекинутой через плечо и лежащей на высокой груди. В красном сарафане, расписанном черными узорами, в алых сапожках, она выглядела  так невинно и экзотично для восточного шейха, что тот почувствовал, что боль от раскаленного масла отступила, освобождая место совсем другому ощущению.
Он молчал, пожирая её глазами.
Она подняла на него зеленые глаза, и он вынырнул из котла, поднимаясь над бурлящим маслом, распятый на цепях. Боль стала тупой и даже привычной.
Она будоражила.
Девушка хмыкнула, оглядев его мускулистую фигуру и вздыбленное естество и, показав в улыбке ряд белых зубов, тряхнула золотом волос, рассыпавшихся по обнаженным будто точеным плечам.
Ярко- голубой цвет глаз ослепил Салиха и он понял, что уже третий раз видит эту чертовку. 
Она дразнила его нагим телом, заливисто хохоча. Он заскрипел зубами от бессилия и глухой ярости, мгновенно забыв, где  находится, рванулся к ней, натягивая цепи. Тело Салиха покрылось смуглой кожей, будто и не было кровоточащих ожогов, но жжение не исчезло, доводя до исступления.
Девушка резко оборвала  смех, прикрыв глаза и открыв уже жгучие черные очи.
Волосы на глазах темнели и удлинялись, скрывая её фигурку от похотливого взгляда, превращаясь в глухой черный плащ, тяжелыми складками ниспадающий вниз.
-Видишь, я вернула тебе всё, что отняла,- улыбка скривила пухлые губы, - не можете вы быть полноценны без секса…Я отдам тебе эту девчонку и ты сделаешь с ней всё, что захочешь…но только после того, как ты убьешь Данте…Убей его и я дам за его смерть 300 лет жизни тебе, такой, как ты захочешь!
Женщина потемнела лицом и кожа на её лице начала ссыхаться, прилипая к черепу, обнажая ровный ряд зубов и являя проваленный нос. Космы тусклых волос торчали из-под капюшона.
Муэрте была рассержена, и гнев на Данте преобладал над всеми её помыслами.  Голос стал тягуч, в нем появились шипящие нотки.                                                                                               
-Я хочу, что бы этот полудемон почувствовал страх и бессилие перед смертью. Я наделяю тебя способностями всех демонов Ада! Убей его! Убей, но перед этим ты должен сказать ему, что Спарда жив и ты идешь туда, в его темницу! Да, не забудь забрать брошь у этого щенка, он в ней хранит душу матери! Я хочу твоими руками уничтожить всё семейство… и посмотреть на безысходность в глазах Данте…
Она взмахнула полой плаща и Салих рухнул вниз, на сочащуюся кровью землю, свободный от цепей. 
Салих поднялся во весь рост, и посмотрел на свои руки, покрытые кровью мучеников Ада. Кровь постепенно впитывалась в кожу, и он чувствовал, как в его теле скапливается сила и ненависть, всех тех, кто попал в это трижды проклятое место. Весь опыт и знания убийц и маньяков, палачей и обезумивших от крови берсеркеров, безжалостных наёмников и грабителей…Всех тех кто был в своё время низвергнут сюда за издевательства над человечеством, но не потерявших свою ненависть к нему.
Он посмотрел на свою хозяйку покорным взглядом. Урок в котле с кипящим маслом не прошёл даром.
Она обещала ему эту белокурую девчонку, если он принесёт ей сердце Данте. Ну что ж.
- Я сделаю это для тебя, - кивнул Салих, потом поправился, - Постараюсь сделать. Но для этого мне нужно, что бы ты свела нас с ним. И в таком месте, что бы нам никто не мешал. Как тебе такой план…
И Салих изложил его Смерти во всех подробностях.
           
-Ступай!- повелительный жест рукой.
Оставшись одна Муэрте, запрокинув голову, прошептала вверх: "Сестрица Жизнь, я выполняю за тебя твою работу…будешь должна…"
Смерть опустила голову, улыбаясь в предвкушении  предстоящей игры.


пост написан совместно с Салихом

Отредактировано Muerte (2010-06-06 22:07:57)

+2

4

пост написан совместно с Салихом

Огненное плато Седьмого круга, на котором возвышался на насыпи из черепов каменный столб…
Салих хмуро посмотрел на окружавший его пейзаж. Весёленькое место для свиданий. Хотя с той красоткой, которая ему его назначила здесь, это как раз то самое место.
"Старая ведьма".
После этой мысли, Салих почувствовал, как пуля в его голове сдвинулась, и из пулевого отверстия ему в глаза хлынула чёрная кровь. Он на секунду ослеп так же, как недавно ослепил Данте. Пронзившая после этого острая головная боль, прошедшая как молния через всё его тело, заставила упасть его на горячую потрескавшуюся землю и завыть, моля о пощаде появившуюся из ни откуда Смерть.
- При чём тут возраст, малыш? - в голосе блондинки, не обращающей внимания на его вопли, звучало неподдельное любопытство. Она, грациозным жестом откинув полы черного плаща, присела на корточки перед корчащимся от боли Салихом и медленно протянула руку, не сводя с его искаженного мукой лица взгляда синих глаз: "Дай мне брошь."
Муэрте не приказывала, а просила, как мать просит ребенка отдать опасную игрушку. Длинные пальцы призывно шевельнулись, поторапливая Салиха.
Но нестерпимая боль не давала ему возможности сообразить, что от него хотят.
И смерть щелкнула пальцами, успокаивая ворочающуюся в голове пулю.
Салих, тяжело дыша, приподнял голову, приходя в себя. Мутный взгляд наткнулся на девушку, и шейх преобразился, глядя глазами взбудораженного желанием  орангутанга на сидящую перед ним блондинку в возбуждающей позе, с откинутыми полами плаща. Её тело…
Салих мотнул головой, отгоняя прочь наваждение и стараясь не смотреть на будоражащее его тело женщины.
"Лучше смотреть в её глаза, - Салих вздрогнул, там был ледяной мрак и пустота, но всё-таки он не отвёл взгляда, - Это лучше, не так сбивает с мыслей".
Он протянул Смерти брошь со словами: - Я сделал всё как ты приказывала, но у меня есть просьба. Могу я вернуться на Фортуну? У меня есть там незаконченное дело… - Салих немного помолчал, - два незаконченных дела…даже три. Первое - всадить Моррисону в его башку пулю. Второе – разорвать на части этого выскочку Данте. И третье… - шейх хищно улыбнулся. – Третье – это Петт…она должна стать моей. За это я к твоим ногам положу весь этот чёртов остров. Только мне нужно для этого побольше людей…опытных людей. Помоги мне в этом, я же доставил тебе душу Евы.
Муэрте, будто забыв о Салихе,  рассматривала брошь.
- Изящная работа…,- прошептала она, приблизив украшение к самым глазам, и всматриваясь вглубь кровавого граната.
-…а камень-то сестрицы, Вье…, - задумчиво проговорила, щуря черные глаза и  ловя в ладонь подброшенную в воздух безделушку, поднимаясь во весь рост. Отбросив за спину тяжелую массу  темных волос, она, продолжая смотреть в брошь, сбила Салиха ударом в челюсть  ногой в тяжелом подкованном металлом сапоге, наступив,  не глядя, на его шею.
- Кто-то ведет свою игру, а, Салих?,-  улыбаясь безгубым ртом спросила она, подняв костлявое лицо кверху и рассматривая хмурое небо ада. Фигура в черном балахоне качнулась, перенося вес тела вперед, и почти перекрыла доступ воздуха своему пленнику.
"Весело… - мысли неслись вскачь в голове задыхающегося и хрипящего Салиха, - вот так, сделай Смерти добро…"
Хрипы снизу отвлекли Смерть от задумчивого созерцания, и она убрала ногу, опустив глаза вниз, с брезгливым высокомерием  разглядывая бывшего шейха.
- Ты всерьез решил, что мне интересно, что ты там хочешь сделать со своим врагом и с этой девчонкой?, - она захохотала, поднимая сильный ветер,  расправляющий полы её огромного плаща и делая её похожей на огромную зловещую птицу.
Смех внезапно прекратился и Муэрте, резким взмахом  руки остановив ветер, села на услужливо появившийся сзади неё трон из человеческих костей.
- Меня интересуют близнецы Спарды! Интересуют настолько, что я готова пожертвовать своей властью на какое-то время!, - Смерть ударила сжатой  в кулак ладонью по подлокотнику своего трона и он засветился изнутри зеленоватым цветом. Муэрте начала успокаиваться и, поманив к себе ближе Салиха,  заговорщески  сказала ему: "Тот, кто заключил душу Евы в камень Жизни ещё поплатится за это, но зато  у нас есть отличная приманка… Собирай нужных тебе людей..и нелюдей,- Смерть оскалилась в страшной улыбке,- я даю тебе это право..."
- И сделай так, что бы Верг тоже пришёл туда… Я хочу, чтобы родители полюбовались, как их горячо любимые сыновья убьют друг-друга, - она устало прикрыла глаза и,  сделав жест пальцами, отсылающими прочь.
Внезапно открыла глаза и  проговорила в спину уже уходящему Салиху : "Ты чуешь невинность и чистоту в этой девчонке? Ты прав, если ты заберешь это всё у неё, и после этого выпьешь её кровь всю до капли, вскрыв шейную артерию… ты станешь полноправным Демоном Ада."
Шейх, уходя, приостановился на мгновение, услышав последние слова Смерти, потом  усмехнулся и, шагнув уже в открывшийся портал, проворчал: - Забрать у неё всё…это хорошо, но становится демоном ада…не нравится мне этот расклад - прислуживать Владыке Ада…
Портал затянулся за его спиной, и он оказался на острове.

+1

5

- Сестрица, ты решила меня провести? – Смерть уже забыла о Салихе и раскосые черные глаза юной японки тщательно осматривали, а тонкие пальцы ощупывали брошь, вертя её и так, и этак.
Муэрте сейчас была похожа на молодую лисицу – нетерпеливую, но достаточно хитрую, что бы не забросить это украшение в огненную адскую лаву. Ей нужно было достать содержимое броши, а камень, сотворенный Вье, естественно не подчинялся и не давался жнице.
Она уже испробовала все свои чары и силу, но кровавый гранат, символизирующий Жизнь не желал раскрываться самой Смерти.
Ей нужна была Ева, вернее, были нужны близнецы, а уж если быть совсем честной, но нужен был Спарда.
Великий Демон тупел и деградировал, находясь в тридцатилетней спячке, в которую ввела его Муэрте. Когда-то он был мудр и одновременно по-юношески бесшабашен. С ним можно было поговорить о людях и демонах, он обладал удивительнейшей способностью любить и плодить полудемонов, сохраняя в них человеческие качества. Спарда был философ и бунтарь.
Но последняя встреча с ним в Снежной пещере показала, что от Спарды уже ничего не осталось. Пафосные выкрики о готовности расплатится за свои грехи, и даже грехи своих детей?! Что может быть бредовее? Это его дети будут расплачиваться за его грехи. И это все с ним случилось за какие-то жалкие мгновения тридцатилетия?
Короче, складывалось впечатление, что Спарда стал дряхлым маразматичным стариком, и тогда исчезал смысл спасать его и, соответственно, рушилась вся  распланированная игра.
А погружаться в пучину монотонной тысячелетней скуки Муэрте совсем не хотелось.
Ну что может быть интересного в физической смерти живых существ? Забавнее, когда они мучаются душевно, когда их души превращаются в свою противоположность – людские – в исчадия Ада, а демонические - в слюняво-человеческие. Сестра тоже веселится – уже присылает своих ангелов, которые очень быстро превращаются на земле в нечто совсем непонятное, желая плотских утех и смерти.
Муэрте захохотала, но быстро взяла себя в руки, не желая пугать женщину в броше.
Ева – последний шанс. Посмотрим, что может их хваленая любовь. Ну, хотя бы материнская. В инстинкты Смерть верила больше, чем в эту бредятину о великой и всепоглощающей любви не к своему потомству.
- Ну, голубушка, перестань прятаться, - держа на раскрытой ладони брошь, говорила сероглазая блондинка гранату, приблизив его к свежим пухлым губкам молодой женщины в серебристом платье, - Ева, покажись, мне нужно кое-что сказать тебе… про твоих сыновей..
Муэрте ворковала, успокаивая пленницу камня и своим внешним видом и дружелюбным тоном,  вызывая её на рандеву.

+2

6

Бархатный голос и приятный внешний вид хватали Еву за самое сердце, призывая подчиниться, довериться этой женщине. Но от нее исходило что-то темное, холодное, нечто загадочное и жестокое. Ева чувствовала, что внутри броши она в безопасности, чего нельзя было сказать о ее близнецах. Стоило ей обрести одного сына, как она узнает, что может потерять обоих. Кто бы ни была эта Незнакомка, судьбы Данте и Вергилия отныне отмечены галочкой. Ева должна как-то спасти их!
«Перестань прятаться… Мне нужно сказать про твоих сыновей», – отразилось эхом.
На Еву нахлынуло неприятное ощущение собственной беспомощности. Беспомощности перед Незнакомкой. Беспомощности перед собой.
«Я всего лишь жалкая приманка в руках силы, мне не ведомой».
Вселенная вдруг выросла до невообразимых размеров, а Ева превратилась в пушинку. Однако в глубине ее души все ярче разгоралась искра, которая поможет ей преодолеть все страхи и сомнения. Это сила, бóльшая, чем сама Смерть, но такая же хрупкая, как хрусталь. Имя ей – материнская любовь. Поэтому мать будет стоять как скала. До конца.
Ева набралась мужества и показалась своей визави. Глаза оппонентки неожиданно поменяли свой цвет.
«Я должна сделать все, что в моих силах, заговорить ее, внушить, что смерть близнецов ничего ей не принесет. Пускай моя душа пропадет навсегда, пускай этот камень сгорит в преисподней, лишь бы с моими мальчиками все было хорошо. Я защищу их. Любой ценой».
– Скажи мне, кто ты? – спросила Ева ровным голосом.

+2

7

- Я? – дама даже удивилась, склонила голову к плечу и озадаченно посмотрела на появившуюся в  небольшом оконце кристалла, женщину.
Назвать своё имя и напугать этим ещё больше? А то, что Ева напугана, несмотря на ровность голоса, Муэрте чувствовала. Её всегда боялись. И порой это доводило до бешенства. Может, она тоже хочет, чтоб её любили?! Почему это Вье все обожают, а её только клянут? И эта Ева, скажите, пожалуйста! Подумаешь! Её любит Спарда! Интересно, за что? Укол ревности и Муэрте чуть не выронила брошь. Смерть не умела любить, но об этом талдычили все и постоянно, и эти разговоры раздражали, не давая понять суть и принцип понятия «любовь».
- Не твое дело, - буркнула девочка в красно-черном кимоно, исподлобья глянув на молодую женщину.
Она помолчала некоторое время и вдруг обрадовалась каким-то своим мыслям.
Села на свой трон, на данный момент не по её росту  высокий и, уютно обосновавшись на нем, болтая в воздухе ногами, захихикала:
- А я вот сейчас твоих сыночков…
- Салих! – требовательно и капризно вскричала, подняв голову и глядя куда-то в сторону, - Салих, армию демонов на Фортуну! Пусть этот город превратится в прах! Данте и Вергилий уже там? Посмотрим, на что годны сыновья Великого Спарды! Быстро! И благодари меня просто за ангельское терпение к твоей медлительности… близнецы должны быть уничтожены! Любой ценой! – голос обрел мощь и ярость, так не подходящий облику маленькой недовольной девочки.
- А ты мне расскажи, что такое любовь, а? – нежный голосок раздался у самого камня, который был приподнят к нежному рту, - если твой рассказ меня заинтересует, то я, возможно, пощажу твоих сыновей. То, что твоя любовь  сделала со Спардой, мне совсем не нравится.
Капризно оттопырив  пухлые губы, девушка-подросток подняла ноги на каменный трон, поджимая их под себя и, положив брошь на подлокотник, подперла рукой рыжеволосую голову, приготовившись слушать.
- Стоит ли она жизни? Или любовь стоит смерти? Постарайся быть убедительной…я люблю красивые истории…

+4

8

«Что такое любовь…» – Ева призадумалась на секунду. Теперь многое зависело от ее слов. Новоявленная знакомая не шутила: на карту поставлены сотни жизней. Душа старалась подобрать верные слова, но они никак не приходили в голову.
– Значит, красивые истории? Рассказать, что значит «любить»? Как я могу объяснить это чувство Тебе, бездушному существу, готовому вот так просто уничтожить целый город, убить ни в чем неповинных людей? Как раскрыть эту бурю эмоций Тебе? Когда ты готов отдать все самое лучшее для того, кого любишь, даже если это последнее, что у тебя есть, когда дышишь любимым человеком, а он дышит тобой? – глаза Евы вспыхнули живительным огнем. – Как я тебе объясню, что чувствует счастливый отец, забирая своего сына из школы? Шутливо проводит пальцем по кончику его носа, и мальчишеский рот расплывается в довольной улыбке… Как я могу объяснить, почему наездник заботливо кормит своего любимого коня кусочками яблока с рук? Когда теплые, нежные шелковые губы лошади касаются ладони, а эти огромные грустные глаза полны доверия к своему хозяину… А ребенок? Задорный ребенок, играющий в догонялки со своей собакой, заливисто смеется. И пес, догнав-таки его и повалив на мягкую траву, лижет его в щеку… Молодожены? Сладкая парочка, которая предается страсти в своей спальне. Они счастливы и не могут насытиться друг другом… Будущая мама, нежно поглаживая свой животик, с радостью и теплотой смотрит в зеркало, разговаривает со своим еще не родившимся чадом… Пожилые люди, прожив столько лет вместе и пройдя, казалось, все хорошее и плохое на свете, все еще с восхищением смотрят друг на друга. Глазами, полными сладости как в день их первой встречи… Родители нежно целуют на ночь свое дитя и бережно укрывают ватным одеялом, словно пытаясь оградить от всех невзгод… Как юные влюбленные на скамейке в парке тонут во взгляде друг друга, все понимают без слов, улыбаются чисто и искренне. И зная, что им придется расстаться всего лишь до завтра, уже успевают соскучиться… Как израненный рыцарь сражается до конца, до последней капли крови, чтобы одержать победу во что бы то ни стало. И не потому, что ему так хочется. А потому что он безумно любит свою жену и детей, и хочет, чтобы они никогда не узнали гнет горя. И дух Его силен и нерушим.
Голос Евы дрогнул, на ресницах заблестели слезы.
– Нет, ведьма, тебе никогда этого не понять! Попробуй убедить меня в обратном: сохрани им жизнь. Ты никогда не приблизишься к этому чувству, пока не поймешь, что дарить жизнь гораздо приятнее, чем отнимать ее. Любовь оставляет ощущение, что с тобой произошло нечто незабываемое и необыкновенное. Любовь, дорогая моя – это ЖИЗНЬ!

0


Вы здесь » ...Heritage and sins of fathers » Седьмой круг ада » Плато кровавой лавы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC